Глава 11 Ключ к Звукам: СЛУШАНИЕ В СУБЪЕКТИВНОМ Настоящем временем

К вопросу о подчинении слушанию

доктор Бернар Орьоль

Дауба, возраст 38 лет, занимается преподавательской деятельностью, не переносит шум, мы вернемся к этой теме. На что она жалуется? У неё бессонница, стонет и плачет во сне, чувствует себя раздраженной, когда просыпается. К тому же, она страдает цервикоартрозом (артроз шейного отдела позвоночника), пищеварительными расстройствами, в форме приступов колита, геморроев.

Бурные сопротивления

В двухлетнем возрасте, у меня появились серьезные проблемы с ушами: я страдала отитом и мастоидитом. Я страдала дислексией. Я сюсюкала, и один из профессоров насмехался надо мной. Когда мне было 7 или 8 лет, моя мать стала сварливой, и начала меня пугать. Когда я думаю о ней, я думаю о строгости, о моральном долге, о добре и зле, и т.д. Шум начал мне мешать уже в 6-ом классе1; мне тогда было 12 лет2. К 14 годам, я пострадала крапивницей, и я не переносил шум окружающей среды. Моя мать мне купила затычки для ушей, но проблема только ухудшилась со временем.

Разрушительные звуки

Из-за шума, я не знала, куда мне спрятаться, я стала как уличный кот. В душе, я чувствовала себя вынужденной слушать этот шум: я тормозила свои жесты, я молчала, когда я слышала эти шумы. Я была напуганной. Если я слишком мила, это связано с моим страхом перед шумом! У квартиросъемщика с верхнего этажа появился телевизор. Это было невыносимо! Я оставалась в машине. Я плакала в единственной мысли, что должна была возвращаться к себе домой. Если этот сосед у себя дома, я испытывала что-то на уровне желудка и кое-что вроде паники. Я была вынуждена переехать. Я жила в постоянной тревоге. У меня нет ни одного личного уголка! Даже с каким-нибудь другом, я не могла спать в одной комнате.

Наркотики и Леон

Употребление гашиша приводит к определенной форме раздвоения личности:

Я смотрю на себя, и заставляю себя хохотать, и этот смех мне кажется  освободительным. Тогда, случается, что шум меня уже не мешает вообще. Во время трансцендентальной медитации, шум меня больше не волнует, в то время как в других случаях он меня возмущает!

Как только отношение налаживается между кем-либо и мной, шумы мне кажутся приемлемыми. Когда я одна, они для меня невыносимы, беспокоят. У себя дома, я как птица в клетке, с впечатлением, что решётки клетки, это шум! Например, шум радиоприемника.  Не забывая о шуме Леона, моего соседа с верхнего этажа.

Именно в данный момент, я их ощущаю: удары молотком, которые мы только что услышали, мне не возмутили. Люди, которые ходят мимо также. В этом случае, я принимаю мир, который живет вокруг. Наоборот,  бывают моменты, когда всё это мне гнусно, невыносимо.

Я люблю хорошо веселиться в ночных клубах, или,  наоборот, находиться в тишине природы.

Шум в чистом виде

Терапевт ей просит закрывать глаза. Её реакции становятся иными:

Я лично ощущаю удары молотком; подобно того, когда я одна, но, кроме того, эти удары ещё сильнее. Я ощущаю шаги, как если бы по мне шли. Меня мучают, истязают, нарушают мою внутреннюю жизнь3. Разрушают все то, что у меня в душе. Это в своем роде борьба, в которой я самая слабая. Эта слабость во мне вызывает тревогу, головокружение. Я чувствую себя очень маленькой перед другими. Они представляют неукротимую, подавляющую силу. Из-за них, ничего никогда не осуществится. Они меня разрушают, и я бессильная в этом положении. Это кое-что вроде фатальности. Я не могу не ощущать от них отрицательные чувства ко мне, хотя это кажется абсурдно... Мне хотелось бы установить стену между ними и мной, для того чтобы скрыться в своем убежище. У меня ощущение, что я  беззащитная и что они проникают сквозь меня, как вольны моря захватывают песок4 на берегу.

Шум прошел сквозь меня. Не остается больше ничего. Осталась одна пустота. Я уже не знаю где я, и на что остановилась. Постепенно, возникает чувство ненависти: я представляю себе их лица с неприятными чертами... Я им придаю вульгарность, грубость, дикость...

Их энергия меня смущает! И тот факт, что они не спокойные! И ведут кое-какие виды деятельности! В конечном счете, все это довольно болезненно для меня!

Во время следующего сеанса, она замечает:

Я плохо переношу мое окружение временами. У меня впечатление, что становлюсь сварливой. Я не переношу шум челюстей, и вещи подобные (шум отбойного молотка на улице): это как если бы направляли этот отбойный молоток в мое солнечное сплетение. Мое тело дрожит и мобилизуется только вокруг этой вибрации. Большая дыра открывается во мне, и жду, пока это прекратится! Когда шум прекращается, я испытываю приятное ощущение: моя поясница глубже проникает в постели, мои ноги поднимаются, и становятся большими. Возникает  ощущение, что во мне развязываются какие-то узлы в мышцах, и большая потребность дышать глубоко в некоторые моменты. Этот шум неприязненный, посторонний, он меня подавляет.

В этом виновата моя мать!

Я напугана. Постоянный страх перед другими объясняет страх шума! Присутствие построенных людей вызывает напряжённость. Одна часть себя задержана в своем отношении к другим людям. Это явление появилось, вероятно, с возраста 12 или 13 лет. Я разговариваю, занимаясь любовью. Моя комната была смежна с комнатой моих родителей. Я слышала, как они  занимались любовью. Мне не терпелось выйти замуж, для того чтобы приступить к подобным занятиям... Моя мать не переносила шум хозяйки нашей квартиры; ах не! именно хозяйка не хотела, чтобы шумели... Шум, который мне мешает, ассоциируется с присутствием моей матери. У меня тогда возникает впечатление, что я подавлена, парализована, лишена возможностью думать. Шум меня беспокоит только у себя дома, и всё это связано всегда, символически, с моей матерью.

Это разве все?

Дауба проходит в данный момент, звуковое лечение, с применением голоса её матери. В день звуковых родов она пишет:

Моя мать предпочитает моего старшего брата, потому что он умнее. Существует между ними согласие, которое меня расстраивает. Она его учила танцевать. Я исключена из этих уроков. Мой отец и я, мы изгнаны из этой привилегированной сферы. Мой отец не смог научить читать. Мне самой очень тяжело читать. Мы оба неспособны в цивилизованном мире. Мой отец от этого страдал. И я не меньше страдала5.

Голос моей матери содержит принуждения в морали и культуры. Он оставляет  следы. Я очень люблю свою мать; я это вчера почувствовала. Эта любовь сопоставилась с её принуждениями. Я выявляю в ней глубокое отчуждение, которое выражается усилием подражания по отношению к людям, выше ее в общественной иерархии. Мне трудно представить, кто она за этой оболочкой6. Я ощущаю ее в качестве матери, через фильтрованный голос: приятное ощущение, приятное благосостояние. Как только голос перестает быть фильтрованным, появляется передо мной призрак духовного и культурного принуждения. По тону её голоса, я чувствую, что нарушать эти правила – это для неё немыслимый серьезный поступок. Бедняжка! Я придаю этому чувству привлекательность, неотразимую и постоянную, для людей, не принадлежащих моей культуры и моей цивилизации. Моей расы! У меня были всегда отношения только с людьми другой расы7.

В деснах!

Несколько дней после этого опыта звуковых родов материнским голосом, она страдает зубным абсцессом верхней челюсти, который у неё вызывает бессонницу в течение некоторых ночей и потребует хорошие дозы антибиотиков...

Она объявила некоторое время до этого, о функциональной связи, которая устанавливается у неё между зоной челюсти и слушанием: " Когда у меня напряжения в челюсти, я не понимаю ничего в африканском языке, который я, тем не менее, неплохо знала. Когда я ослабляюсь, я лучше ощущаю! "

Тише!

Терапевт замечает особенный, немного жалобный тон её голоса, как если её постоянно ругали, упрекали в чем-то.

Да! Я знаю, что мой голос, временами неслышимый. Голос моей дочери также! У меня ощущение, что меня  постоянно обсуждают. Этот голос связан с моей матерью и её строгим воспитанием. Она не переносила ни шумов, ни криков. Нужно было всё делать очень тихо. Я очень боялась её приступов гнева. Я старалась, чтобы никто не шумел; шум мне мешает ориентироваться, находить себя в определенной организации мира. У меня впечатление, что шум разрушает порядок мира и внутренний порядок во мне. Шум потряс бы все это.

 

 

Вот ответ!

У меня впечатление, что люди нарочно шумят, что это направлено против меня.

Терапевт: " дайте слушать ваш ответ этому шуму! "

Нужно мне закричать (от неё звучат неотчетливые стоны, затем она кашляет, и, наконец, кричит трагически и переходит к гневу).

Я чувствую себя хорошо. Впечатление что немного сильнее, возможно. Мое тело тяжело как свинец. У меня впечатление, что летаю, плаваю в пене. У меня появляются кое-какие изображения: лес. Нежность моей матери, когда я была в лесу; что-то приятное. От своей матери.

После этого сеанса, она объяснит, что шум ей меньше мешает. Она делает некоторые комментарии об одной из своих подруг, очень близкой, но жалуется в том, что она ей не может доверять: " У меня всегда впечатление, что я буду обманута, что она меня обманывает!

"Дальше, она кажется, по крайней мере, внешне, намного спокойнее.

Мне удалось засыпать без затычек для ушей около своего друга, который храпел. Раньше, я не могла спать рядом с кем-либо. В моих снах присутствуют цветные изображения: раньше всё было бесцветным. Я вижу окрашенные кадры. Радостные сны: праздник, где животные танцевали вместе...

Прощай, шум

Сон: Я передвигала свой дом через поля (пения?) (поле и пение произносятся одинаково на французском языке – шан). Он был решётчатым (или с четким голосом?) (на  французском языке, голос “ voix ” и путь “  voie ” произносятся “ вуа”, а клер-вуа “  claire-voie ” обозначает “  решётчатый, с просветами ”.  Я чувствовала себя хорошо8. Я намного лучше переношу шум, чем раньше, но я чувствую себя очень уязвимой, обижаюсь из-за пустяков.

Страх шумов уступили место повышенной эмоциональности.

Чтобы лучше её понять

Мы констатируем, что Дауба была подвержена, в течение своей жизни, некоторым симптомам, которые, возможно, связанные с психосоматической зоной слушания, фонацией и с прилегающими анатомическими зонами: цервикоартроз (артроз шейного отдела позвоночника), отиты, зубной нарыв, дислексия, нарушение речи " слабый " голос. Мы отмечаем также симптомы психо-патологического типа: бессонница, депрессивные мысли, склонность к токсикомании (склонность к странным, даже магическим экспериментам), поиск сексуальных или сентиментальных отношений исключительно с экзотическими партнерами. Наконец, мы замечаем, что появление расстройств кажется актуальным в течение половой зрелости.

Психоаналитические  аспекты

Шум упоминает те, которые она слышала, когда её родители занимались любовью. Она желала в этом принять участие. Она не забывает свое разочарование: брат был любимцем матери. Она сама и её отец, не считались. Она признает свою страсть к своей матери и свою ненависть для той, которая господствовала своим верховенством и своими принципами над всей семьей. Она выступает против материнского морализма, суровых оттенков и свойственных её сверх-я этого голоса. Общественный звук (телевидение, радио, отбойный молоток) напоминает этот голос. После сновидения, она уточняет препятствия, которые, ей кажется, вытекают из материнского образа:

Я поднималась на гору. Это было очень трудно. Кто-то за мной мне мешал подняться: какая-то ведьма как моя мать; она меня тянула назад.

Когда моя мать рядом, у меня впечатление что больше не существую. Никогда не существовало чувство нежности между нами, сколку я помню с детства. Она " играла” роль добросовестной матери. Единственное настоящее замеченное переживание, было когда я уезжала в Гваделупу: она была готова расплакаться!

На самом деле, мать избегала авторитета, иерархии, в том числе выходя замуж: с неграмотным искателем приключений.

Что касается моего отца, он меня любил действительно! Это был настоявшем! По сравнению с моей матери, он был иностранцем (Швейцарцем). Он провел свою жизнь совсем один, бродячую жизнь! Он торговал  всем, занимался всеми видами деятельности, начиная с ничего. Он был старше моей матери.

И позже, похмелье. Отец семейства разделит судьбу значений, которые он должен был противостоять:

Это стекающее солнце, когда я его описывала, я себе представила своего отца, подавленного моей матерью. У него был рак мозга; я заметила, как он лишился рассудка. Я была беременной от …, в то время как мой отец лишался рассудка. Он умер, когда мне было двадцать лет; моя дочь тогда ещё не родилась.

Этот обаятельный предмет, но ужасающий, значит шум, разрушает порядок мира и внутренний порядок... Настолько привлекательный предмет, до такой степени, что это чужая вещь, объясняет её настойчивое поведение: чужое географическое, культурное, химическое, или магическое место. Она говорит про какой-то кошмар: " Я готовила человеческое мясо. Я его съела ".

Она жила с африканцем. Она объясняет: " Я искала в нём  целый мир, который я не знала. То, что меня соблазняет, это открытие неизвестного или странного мира. Он интересуется магией ".

Позже, она пользуется консультациями колдуна:

Он мне дал почти те же объяснения, что и вы. Он для меня сделал много хорошего. Я чувствую себя в состоянии сражаться с людьми. Если я слишком мила, это связано с моим страхом шума!

Теперь, я цепляю за мужчину, который мне вредит, меня бросает, меня обманывает. Я тогда влюбляюсь страстно9. Я понимаю, что это не настоящая любовь: он просто  нашел в меня человека, марионетку, которая любит быть манипулированной...

Ей снится следующие события:

Вспыхнула Революция на Антильских островах. Есть много жертв. Земля открывалась, и из неё тела мертвых выходили, поднимались. Один из них был ужасно изуродован. Он поднялся над землей и плавал. Всё происходило, как если именно что-то выползало из кист, и удалялось.

В другом сне, меня резали внутрь. Мне резали голову. Происходила демонстрация с участием генерала Де Голля. В этой демонстрации, был один алжирский трудящийся, с чем-то вроде гипса, перевязки, на голове. Де Голль идет к нему и к нему обращается как с подчиненным. Он его унижает. Затем я встречаюсь с ним, и кажется что у нас одна и та же доля10.

Бессознательная садо-мазохистская натура скрыта, но речь идет, в замирании голоса и ослеплении шума, прежде всего, о мучительной безропотности, столько свойственной вызывающим побуждением.

Выноски

Глава 11

 

1.     Она учительница в 6-ом классе. Она чувствует себя хорошо на этом посту. «Моя работа мне нравится, но я не могу её выполнить как нужно, поскольку вынуждена отсутствовать у себя дома, из-за шума».

 

2.     12 лет: Возраст её первых менструаций.

 

3.     Как если внешние звуки становятся внутренними звуками, в костной проводимости!

 

4.     Значит, не учитывать эдиповые " замки из песка "?

 

5.     Отец не был образован, цивилизован. Она всегда проводит время только с людьми, выходцами из бывших колоний Франции или Заморских Владений. Она начинает свою психотерапию рассказом сновидения, где она - каннибал. Она поедет работать в Африке.

 

6.     Её описание о своей матери, очень похожее на стереотип Нарцисса, и этот последний на  стереотип Эхо (см. главу 10).

 

7.     Американские черные мужчины ищут и в то же время презирают таких " женщин негра". Этот взаимный притяжение выходит из рамок банальных влечений между индивидами различного пола; они составляют, возможно, наиболее тонкую форму расизма и вызывают без сомнения явления, которые Йонг выявил по поводу психического элемента структуры личности, называемого “ Тень ”. Двойной мрак, осужденный, в то же время привлекательный. Осуждение приводит без сомнения к гитлеровскому расизму истребительному, а  влечение к таким сексуальным отношениями, ориентированными больше на контраст цвета кожи, чем любую другую симпатию.

 

8.     Звук легче проходит и, однако, это успокаивает. И не только, из-за того, что этот дом находится среди поля, в природе и далеко от страшного окружения. Но и также, потому что когда всё видим, не так страшно себе представить то, что мы слышим вокруг. Исчезает представление о неотвязном сомнении: всегда есть возможность проверить происхождение и значение шума. Дом в полях/пении (шан/шан) и в просветах/голосе (клер-вуа/вуа) возможно связан с тем, что Дауба предугадает предстоящие вокализы, которые ей придется выполнить.

 

9.     Это упоминает миф Эхо, настолько влюблена в Нарцисс, насколько он ее не хотел. Также как ребенок, который чувствует, как мать уезжает и краснеет или кричит, для того чтобы задерживать время, когда она уходит в мир.

 

10.  Мы - все немецкие евреи. Этот двойной осужденный, и привлекательный, это двойственность, которая нас притягивает к близости душ...

Для продолжения: (Глава 12)

Ключ к Звукам

Google
  Web auriol.free.fr   


Psychosonique Yogathérapie Psychanalyse & Psychothérapie Dynamique des groupes Eléments Personnels

© Copyright Bernard AURIOL (email : )

© Copyright Bernard AURIOL (email = auriol @ free . fr)

дата последнего обновления

11 ноября 2005 г.

*